Красный Марс и всё такое

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Красный Марс и всё такое » Неучтенные локации » Поезд №ХХ, Вена-Лондиний


Поезд №ХХ, Вена-Лондиний

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Каин подхватывает одно из яблок, катает по ладони, до самых кончиков пальцев.
И убирает руку. А оно остается висеть в воздухе, красное и загадочное, как четвертая планета от солнца… Или как шар с невидимой рождественской елки… Или как…
- Знаешь, яблоко чем-то похоже на человеческое сердце. -, словно обращаясь к самому себе, произносит Каин. – Может, потому его и считали запретным плодом… Хотя я слышал, что плодом с дерева познания добра и зла был гранат… Ай, не важно!Он широким жестом обнимает брата за плечи и чуть привстает на цыпочки, тянясь губами к его виску…
Легкий и теплый, как августовское солнце, поцелуй.
Тихо шепчет на ухо брату:
- А вот все гадаю, Авка, что за идея у тебя такая - перерядить меня в твои вещи: сутану, ленточку, очки… Фрейдом отдает, не находишь? Или просто боишься, что на меня влияет внешний облик? В белом я злобный страшный Каищще, бу! А в черном – тихий Кай с молитвенником в зубах… тоесть в руках! Шучу-шучу, не обижайся… Хотя, знаешь, очки я, пожалуй, одену. Тебя порадовать. А еще лучше, давай совсем переоденемся и сестренку разыграем! А с волосами что-нибудь придумаем… Например… Нет, не знаю. А у тебя какие идеи есть?

0

32

Авель смущенно улыбается - и протягивает руку за яблоком, дотрагивается до него - и оно прохладной тяжестью послушно остается в руке.
Спецспособность Кая, Крусника-01.   
- С волосами теоретически сделать можно просто. Мне, например - вымыть голову отваром ромашки. Но где мы её сейчас возьмём... видно, не получится. А вот с тобой сложнее.- Авель запускает пальцы в лёгкие золотистые пряди, любуясь переливами оттенка на свету. - Разве что покрасить... - это раздумчиво. - Нет, лучше не стоит. Были когда-то, еще до армагеддона, всякие штуки для волос - помнишь, с ними еще Лилит носилась? - морщит лоб. - Оттеночные шампуни там... лаки цветные... всякое такое. Но их тоже не достать...
А очки померяй, конечно.   

Авель снимает очки и лукаво прищуривается, обнимая Каина.
- Вот приедем в Ватикан - поучаствуешь в дискуссиях на отвлеченные библейские темы, связанные с нашим миром. И про Древо Познания, Добра и Зла, и про творца нашего, и про Каина и Авеля, и про Лилит, и, конечно, про то, что есть  Истина... У нас там целая коллегия кардиналов есть - почтенные такие, бородатые. Все толкуют каноны. С разными научными подходами-гипотезами и  точками зрения. Обоснуи научные сами себе придумывают. Иногда даже до драки доходит - когда какой-нибудь новичок приезжает и узнает, что тот самый тип в очках, рядом с кардиналом который -  это я, тот самый Авель Найтлорд. И брат у него... - младший брат делает страшные глаза, потом насмешливо фыркает. - Ничего. Трес их всех быстро разгоняет, холиварить не даёт. С ним вообще лучше не шутить, иначе и без головы остаться можно - у него это быстро. Да я и сам тебя никаким канонистам в обиду не дам... потому что я люблю тебя. Очень.

Отредактировано Авель Найтроуд (12-29-2009 04:36:25)

0

33

- И я тебя очень. Ну, как? -, Каин забирает у брата очки и с преувеличенно серьезным видом водружает на нос. – Похож на достойного собеседника для кардиналов?
Потом улыбается и встряхивает головой, так чтобы волосы рассыпались по плечам:
- Нет, красить себя я не дам. Разве что от тяжелой жизни поседею раньше срока! Да, осталась наша сестра без розыгрыша… Хотя увидеть нас вместе само по себе для нее уже сюрприз…
Внутреннее чутье менторским тоном Исаака начинает бубнить, что знаем мы эти случайности, чудеса своими руками и алые паруса на горизонте…что подозрительно все это, и Авелева лояльность, и нежданная встреча…
Но какое это имеет значение теперь?
- Да, как бы не разревелась мелкая… -, вздыхает он озабоченно.- От счастья. Хотя, меня терзают смутные сомнения: а не она ли нашу встречу подстроила? Знаешь ведь, какая она у нас Великий комбинатор, Гениальный стратег и Нереальный тактик. С нее бы сталось.… Ну, и ладно. Все ведь так хорошо получилось… Да, и ночевать ты будешь со мной – я тебя никуда теперь не отпущу. В крайнем случае Уно в коридор на стреме стоять выгоним… Или сюда отселим… Короче, собирай вещи. Ах, да!... Мы же Дитриха собирались отлавливать, пока он пол поезда куклами не заделал!...

0

34

- Тогда пошли за Дитрихом. - Младший брат обводит прицельным взглядом купе, засовывает напоследок в рюкзак свою кружку и затягивает шнуровку, закрывает за обоими дверь и протягивает руку за очками. Без них почти ничего не видно - ни Дитриха, ни даже прохода, освещенного мягкими ночниками. Он, скорее, угадывадывается. 
- Про Сет мы с тобой подумаем еще. Но да, я тоже думаю, что без неё не обошлось. А получилось и правда здорово...
Тихий вздох. Кто знает, надолго ли это?
О плохом думать не хочется.
- А кружки, ты, Кай, с собой не взял... ничего, у меня термос есть, нальем чай туда. - Авель открывает стойку с горячим титаном, который сразу же начинает шипеть и плеваться кипятком. - Только, знаешь - я боюсь, меня ваш Мельхиор самого на стреме стоять выгонит. С Орденом у Ватикана всегда отношения были не ахти - не с чего остальным вашим мне доверять. Так что особенно не рассчитывай... Где там твой Дитрих?

Отредактировано Авель Найтроуд (12-29-2009 23:39:07)

0

35

Это такое счастье - просто смотреть на тебя.
Как ты суетишься, как волнуешься, что кто-то или что-то снова помешает нам быть вместе.
Пожалуй, если бы меня занесло в АКС, я бы тоже волновался, разрешит ли Катерина, позволит ли Профессор…
Тем паче, что они определенно будут против.
Так что уж лучше ты к нам.

- Что захочу, то и будет! Мастер не возражает, Уно не против, а Дитрих согласится. -, фыркает Каин и ловит за плечо попытавшегося прошмыгнуть мимо незамеченным Кукловода. - Верно, Дитрих?

0

36

- А чего как сразу, так «Дитрих»?! -, шарахается Дитрих из-под Каиновой руки. – Дитрих опять самый левый? А, это вы про Авеля? Я не против, мой фюрер, пусть живет…Пусть хоть насовсем остается… (тихо) вражина.
Похоже, фюрер совершенно искренно верит в обращение своего брата…
Но мирно эти Ангелы друг с другом даже разговаривать не умеют.
А раз Авель будет жить в Ордене, то значит конец света не за горами.

Дитрих улыбается, самой наивной и милой улыбкой, на какую способен:
- А теперь можно мне идти? А вы пока обрадуйте Мастера… только валерьянку не забудьте приготовить. Он ведь впечатлительный… Может и не выдержать. От радости.

Отредактировано Dietrich von Lohengrin (01-06-2010 17:46:09)

+1

37

- Нет уж, солнышко, ты пойдешь с нами. -, безмятежно улыбается Каин. - Я знаю, куда ты собрался: где-то в этом поезде едет семья с двумя дочкам. А ты еще на вокзале громко восхищался тем, как они похожи на кукол. Так вот и девочки, и их родители благополучно доберутся до дома, а мы пойдем выпьем чаю и ляжем спать… И еще. Если что-нибудь услышу в Авкин адрес… Армагеддон придет, но ты его не увидишь.
Авке может не понравиться, если Дитрих затеется играть во что-нибудь прямо здесь.
Ведь как чуял - и попросил Мастера не брать с собой кукол и ягеров.
Впрочем, Дитриха тоже не следует расстраивать.

- Авка, ты там все? Тогда пойдем, порадуем Мастера. -, Каин потянул брата за собой, другой рукой подталкивая в спину насупившегося Кукловода. – Ну, не вешай нос, все еще будет просто иззюмительно!...
Да и не стоит подбирать по дороге что попало.
Тебе нужна настоящая кукла. Красивая и умная.
Однажды ты ее встретишь, мальчик, а пока…

- В Лондоне наверстаешь. -, успел он шепнуть Дитриху, пропустив Авеля вперед, и только потом уже негромко окликнул задремавшего Мельхиора. – Мастер, ау! А мы чай принесли! И, еще знаешь что?  А Авка с нами поедет! Честное слово, это так здорово, правда? У меня просто слов нет!

0

38

У меня их тоже нет, с чего бы так, а, мейн Шонсте? - Мастер устало открыл глаза. Нет, он и не надеялся поспать, но все же, все же...
Здравствуй, Авель, мейн кляглих... Рад видеть тебя. *к Каину*Вы принесли чай? Спасибо. - он приглашающе машет Дитриху и снова улыбается.
На самом-то деле я зол как сто сюзанн, но кого б это интересовало?

0

39

Шу-шу-шу, Дитрих. Бла, Мастер! Бла-бла-бла, бла…  - Голос фюрера Каина.
Бу-бу-бу-бу-бу… - Голос Мастера Мельхиора
Всем системам: выход из спящего режима.
Запрос на опознание: Каин-радостный-неадекват.
Запрос на уточнение: А-Мельхиор-совсем-не-рад.
Всем системам: Аврал третьей и пять десятых степени.
Код действия: Крути-педали-пока-не-дали!
- С прибавлением тебя, Мастер! -, хмыкает Уно. – А я пойду, пожалуй. Оставлю вас в семейном кругу, гы… Поохраняю ваш, так сказать, покой. Пока еще кто третьим не вломился!
Он поднимается чуть тяжело и плавной походкой боевой машины покидает купе.
В карманах у него есть пара пачек сигарет, чтобы не заскучать.
Курить – занятно. Интересно.
Как и все, чем занимаются люди, чтобы скоротать время.

0

40

Теплая рука брата так послушно-знакомо лежит в руке - и все же даже сейчас как-то неудобно оставаться среди орденцев, хоть, кажется, формальное разрешение остаться получено...
Авель неловко отступает с дороги, пропуская Уно, и  почти ощущает невысказанное вслух неудовольствие Мельхиора. Агент крусник  поспешно кивает головой в ответ на его приветствие.
- Здравствуйте...
Это полушепотом. Быстрый взгляд брату в глаза - "Ты точно думаешь, что это хорошая идея?.."
Стоять на самом порроге неудобно и глупо, и Авель, еще раз обеспокоенно взглянув на Мельхиора, шагает к раскладывающемуся дорожному столику, ставит на него дымящийся термос с горячим чаем, раздергивает шнуровку рюкзака - и выкладывает яблоки, бутерброды, обернутые в коричневый пергамент, пару красных сицилийских апельсинов с красивой оранжевой пузырчатой шкуркой, разливает чай.
Неодобрительный взгляд на удобно пристроившегося Дитриха.
Вражина, да?..
Что ты знаешь обо мне, кукловод Ордена Розенкройц?
Только то, что я брат вашего Фюрера, такой же необыкновенный и опасный как и он?
Не люблю, когда так говорят те, кто малейшего понятия не имеет, каково это - быть таким - и жить таким в этом мире...
Впрочем, неважно. О том, кто мы есть, ломали головы многие - и в тайну нашу так и не проникли...
Я помню, как часто заканчивались жизни со словами "Да что же ты такое?!.."

Авель запускает руку в карман рюкзака - и достаёт горсть пакетиков с сахаром. Снова взглядывает на Дитриха.
- Ну-ка, помогай давай. Свой бутерброд еще надо заработать. Мне тринадцать. Фюреру... - взгляд на брата. - Кай, говори, сколько тебе?

Отредактировано Авель Найтроуд (01-06-2010 22:49:37)

0

41

- Фыфырнадцать. -, невнятно произносит Каин, уже успевший запустить клыки в один из авелевых бутербродов. – А лучше – пятнадцать. Кстати, у нас где-то была ветчина с луком и специями. И коробка конфет с коньяком. И еще какая-то ерунда. Дитрих достань, будь добр.
Смотрит, как на столе прибавляется шуршащих и вкусно пахнущих пакетов, потом вылавливает из одного из них банку маринованных огурцов и задумчиво вертит перед глазами:
- Не умеют теперь их делать, а жаль. Помнишь, какие мы в оранжереях на Марсе выращивали? Как Сэт их поливала, и как их Лилит пробовала закрывать… Да, малосольный марсианский огурец, это было здорово. А вы, Мастер, помните? Ай, ну что я спрашиваю, конечно, помните. А вот Авка забыл, по глазам вижу. Ничего, братец, вспоминай. И я тоже вспоминать буду. Но только самое хорошее. Как ты лампочки на новый год чинил, и как Чика-коммуняка сестренку причесывала… О, а вот и ветчина!
Вылавливает из банки огурец, оборачивает ветчиной, и задумчиво хрумкает этим рулетом, глядя за окно.
Огни какого-то города проплывают вдали.
Отражаются в воде незнакомой реки.
В темноте все выглядит другим.

Каин пододвигается к брату и смотрит на него чуть задумчиво.
Осторожно обнимает рукой за талию и улыбается с тихой лаской во взгляде:
- Авка, жаль, что сегодня дождь, правда? Ведь в августе с неба падают звезды… Можно было бы загадать желание… А впрочем, ерунда. Знаешь, я тут вспомнил кое-что…
Это похоже на сказку, или на бред, но я в это верю.
- Мастер… -, негромко просит он. – Расскажите нам тот случай, когда вы видели город, которого на карте давно уже нет. Я хочу, чтобы Авель тоже это услышал.

0

42

«Тоже мне. Раскомандовался!» -, мысленно фыркает Дитрих, неприязненно косясь на Авеля. - «Это скажи спасибо, что на фюрера сентиментальное настроение нашло. А вот будет что-нибудь не по нем, и плакала ваша святая братская дружба…»
У него нет причин доверять человеку, по вине которого Ангел до их пор должен часами лежать в регенерационной ванне, и бояться взлететь в небо. Из-за которого к нему страшно прикоснуться – вдруг нарушится хрупкое равновесие сил и годы труда Мастера и Исаака пойдут прахом.
По мнению Дитриха, самое лучшее, что мог совершить Авель, это отдать Каину свое не ахти какое тело, и, искупив таким образом свою вину, сгинуть навсегда.
А еще он немного ревнует к Эстер: и зачем тот вообще полез в это дело, ведь как было все красиво и гладко – Эстер и безо всяких нитей делала все, что он пожелает.
Да, эта странная кукла была способна лгать и убивать во имя своей мести. А еще она была красива. Да и маркиза Кадара жалко, хороший был человек… Хотя он, говорят, выжил. И продолжает развивать свою теорию современной обезьянологии и приматософии.
Каин просит Мастера рассказать про город, которого нет на карте.
Сказку на ночь, угу-угу.
Но история занятная.
Жаль, меня там небыло…

Дитрих берет один из им же слепленных бутербродов, и приготавливается слушать.

0

43

Чика-тян.... Господи, ну зачем было вспоминать,а? - тоскливо подумал Мастер - Только я научился не помнить... А впрочем, для мейн шонсте характерно бить по и без того больному.
- Что ж, если ты желаешь, мейн Каин....
Это был тихий и сонный осенний вечер, мейне форйнде, и мы - я, Исаак с Маликом и Хельга потихоньку ехали в поезде в направлении города Праги, где надеялись провести так нежданно выпавший нам осенний отпуск.
Мы беседовали, уже не помню о чем - так, о погоде, о жизни и смерти - как внезапно стало немного холодно, и закрыл окно - до этого оно было приоткрыто.
А потом все затихло, словно поезд был пуст, и вовсе никуда не ехал - только за окном мелькали равномерно столбы, столбы, столбы...
А в поезде было тихо-тихо, словно никого и не было, кроме нас, в вдали мы увидели огни незнакомого города - большого, современного города.
- О, город!
- сказала Хельга.
Но там не было никакого города раньше, я это точно помнил, и на карте города тоже не было, и Исаак его не знал...
А время текло, вязкое, как чернила, и такое же неприятное, и мы сидели, скучившись, на одном диванчике, и ждали, что будет.
А потом все успокоилось, и снова послышался шум колес, и голоса за стенкой...
А потом, мейне фройнде, потом я вспомнил, что в такую же душную октябрьскую ночь с двадцатого на двадцать первое глупые-глупые американцы взяли и взорвали город, и в одну ночь он стал просто пылью и пеплом...
Кто такие американцы,Дитрих? Не важно.
Ничего не важно, спите, спите, мои дорогие куклы, доброй вам ночи, оясуми насаи....
Спите.
- Мастер укрыл задремавших от его рассказа Авеля и Каина пледом, и сам растянулся на свежезастеленной полке.
Дай боже, хоть сейчас высплюсь... - он бросил на Дитриха суровый взгляд, означающий "Спать немедленно, пока не усыпил!" и блаженно закрыл глаза.

0

44

«Помню, Исаак еще долго после этого поездами не ездил…» -, мысленно хмыкнул Дитрих послушно укладываясь на своем месте. – «Эх, хорошо, что я тогда с ними не поехал. Когда вокруг столько неупокоенных покойников, это плохо. Сам не заметишь, как станешь одним из них, и начнешь путать восход луны с рассветом… И интересно, кто же все-таки были эти американцы, которые сравняли в единый миг город с пеплом? Древние боги из легенд, или просто люди с развитой техникой, как в Альбионе?...»
Поезд идет тихо.
Занавески задернуты, а по ту сторону стекла к окнам липнет туманом сгустившаяся тьма.
Снова идет дождь, но стук колес заглушает его шум – только капли дорожками ползут по стеклу.
Убаюканный им, Дитрих засыпает и ему снятся американские боги:
Странные многорукие создания, вросшие телами в боевые корабли, с глазами, скрытыми черными очками, и электронными сердцами из металла и пластмассы. Они плывут в небесах, среди облаков черного дыма, похожие на причудливых рыб, хищные и опасные, полные свернувшейся в коконах снарядов огненной смерти. А внизу дымятся руины неизвестных городов…
А потом ему приснились живые фарфоровые куклы, танцующие какой-то старинный танец под хрустальный звон клавесина, и от этого сна уже не захотелось просыпаться…

0

45

Голос Мельхиора уютно и привычно убаюкивает.
Брат рядом, родной и теплый, и от этого хочется спать еще больше.
Под мерный стук колес Каину начинает сниться марсианское небо и красные скалы пустынь.
Ему снится, что он заплутал среди них, и не может раскрыть крылья, чтобы взлететь, потому что их нет. И еще, что он должен найти что-то важное, но кругом только пыль и камни. Он один. На всей планете, во всем мире....
Это дает себя знать старый страх потерять брата навсегда.
На самом деле мы все его тогда искали.
Но повезло найти одной Лилит.

Каин недовольно хмурится во сне и плотнее прижимается к брату.
Обычно, если он засыпает сам,  ему снится мешанина из обрывков голосов из памяти...
Но сегодня Мельхиор опять произнес ему колыбельную и сны будут другие.
Ему начинает снится ожившая история из какой-то давно, еще до армагеддона прочитанной книги.
Там рыжий мальчик, чтобы подтвердить, что он истинный принц, должен был выпить воду из отравленного кубка, а его брат-близнец, что был на самом деле женщиной, хотел ему помешать...
Это очень красивый и яркий сон, но он говорит о чем-то большем, чем просто сказка.
О чем-то, что будет скоро...
Или через тысячу лет?
Когда спишь, исчезает время.
Впрочем, все это не важно. Когда я проснусь, уже наступит завтра.
Главное, ты со мной.

0

46

Голова брата незаметно клонится на плечо, и у Авеля самого начинают слипаться глаза..
За окном ночь и серый дождь, нашептывающий о скором утре, о вечности, в которую несет крусников поезд...
О вечности вместе, которая теперь наша с тобой на двоих...
Брат тихонько дышит во сне. 
Сил хватает только на то, чтобы свободной рукой дернуть за черную ленту, распуская волосы, и снять очки...
Прижимается к Каину, натягивает на него плед, обнимает - как когда-то в детстве - и закрывает глаза.
...Листы цветной бумаги под пальцами. Двухсторонней, разноцветной, плотной.
То ли урок изобразительного искусства... то ли это у профессора Юхино сегодня хорошее настроение.
Маленький Авель задумчиво качает на ладошке серого журавлика...
Кай тогда спрашивал, почему Авка опять взял такой хмурый цвет, а Сет деловито доделывала себе четвертую лягушку, чтобы прыгать наперегонки по столу и вслух думала, что хорошо бы еще сложить выводок лягушат... и что Авка должен обязательно научиться делать для мамы Лилит бумажные лилии.. или лотосы - ей будет приятно...
Все четыре лягушки зеленькие - с разными крапинками, Кай сам фломастером рисовал...
Поезд встряхивает, и картинка меняется. Остаётся только журавлик - который вдруг увеличивается, трансформируется, обрастает перьями - серыми, превращаясь в настоящего серого журавля-красавку, встает на тонкие ноги, смотрит на него, Авеля, красным глазов, отходит, расправляя крылья с черным оперением на концах...
"Ты зовёшь меня, да?"
Словно соглашаясь, журавль вскидывает крылья, хлопает по воздуху, кричит призывно...
Авель прикрывает на миг глаза - отдавая команду наномашинам - и вслед за птицей делает шаг - уже не по земле, по воздуху, набирая высоту...
Только во сне удаётся так - без последствий - полетать. Только это маленькое утешение. Летай-не летай - все равно от себя не улетишь.
Все равно они заканчиваются одинаково, эти сны...
Они летят - и Авель своим нечеловеческим зрением видит то, к чему птица ведет его.
Это фантомный город, тот самый, о котором рассказывал Мельхиор. Сейчас крусник видит его с высоты птичьего полёта - тонкий, словно сотканный из серых дрожащих нанонитей, мираж, морок на ветру...
И странно, что птиц в воздухе становится всё больше, больше...
Журавли кружат над городом-призраком, плачут над ним. - а под их крыльями вдруг серый цвет обретает звуки, запахи, краски, формы, очертания...
И Авель знает, что будет, знает наперед - но не может пошевелится, не может проснуться, наблюдая за полётом бомбы зачарованным, остановившимся взглядом.
"Нет!!.."
Взрыв...
А под ногами уже осколки разбитой стены, в кровь содраны костяшки пальцев, по щеке течет кровь - плевать, всё неважно, где ты?!
Золотистые волосы на полу разбитого бункера, распростертое неподвижное тело, белая форма с красной окантовкой, по которой медленно, неотвратимо расползаются кровавые пятна...
Кровь, как же её много...
"Нееет!!!.."
Бешено колотится сердце, губы хватают воздух, а в купе по прежнему темно и тихо, и новообретенный брат тихонько дышит рядом с ним...
Авель неслышно поворачивает голову, сердито мазнув тыльной стороной ладони по мокрым глазам - и смотрит на него в полумраке.
Кай, любимый мой... я терял тебя  дважды. И так не хочу потерять в третий раз...
Это я во всем виноват. Даже если ты простил или не помнишь... помню я. И никогда себя не прощу.

Снова натягивает плед на него и на себя, вздыхает про себя.
Мгновение смотрит на него - и касается губами его губ - едва ощутимым, лёгким прикосновением, точно взмахом крыльев бабочки...
Спи, любимый... если хочешь, я всегда теперь буду с тобой.
И засыпает рядом с ним до самого утра - уже без всяких снов...

Отредактировано Авель Найтроуд (01-09-2010 17:39:36)

0

47

Дорогие мои, плавно перемещаемся в Лондиний-Черинг-Кросс!

0


Вы здесь » Красный Марс и всё такое » Неучтенные локации » Поезд №ХХ, Вена-Лондиний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC